Правила пользования

«Бесполезные советы»

Дата: 27.11.12 в 17:09
Мобильная версия Шрифт

Приступили к работе две новые структуры, находящиеся теоретически на двух противоположных гражданских полюсах – Координационный совет российской оппозиции (КСО) и президентский Совет по развитию гражданского общества и правам человека (ПСПЧ).


При этом способы их комплектования как-то не по-хорошему похожи. Оппозиционный совет в количестве 45 человек избран интернет-голосованием восьмидесяти тысяч добровольцев из народа. Обновленный состав президентского совета (62 человека) тоже, как ни смешно, избран, а не назначен президентом, и тоже — через интернет-голосование, да еще и примерно таким же числом заинтересованных лиц (ста тысячами).


И там, и там выборы были долгими, скандальными и сопровождались нешуточными интригами. Победители обоих этих марафонов не видят в них ничего комического. Наоборот, полагают, что их избрание – факт немалого общественного значения.


По идее, члены ПСПЧ – это люди, которые вызывают у президента доверие, и рекомендациям которых в сфере этих самых человеческих прав он берется следовать. Поэтому их "избрание" какими-то интернет-пользователями – абсурд, а "предвыборная борьба", которую они вели, с голодовками и взаимными подсиживаниями, – неприличная комедия.


Со своей стороны, КСО получил бы право так называться, если бы представлял пусть и не всех, но хотя бы заметную долю оппозиционно настроенных сограждан, каковых в стране хоть и меньшинство, но все-таки не один десяток миллионов человек. Если же он избран неполной сотней тысяч, то монопольно претендовать на имя "российской оппозиции" просто смешно. Зато этого числа вполне достаточно для комплектования партии или движения.


Проблема в том, что партия или движение имеют смысл, только если у них есть политическая программа. Но КСО выбирался вовсе не под программу, а просто так – чтобы интересно провести время и не дать о себе забыть. И в нем, что естественно, оказались люди, мыслящие совершенно по-разному. Однако никакого противоречия, заложенного в их статусе и в самоназвании, члены совета не видят.


Не видит противоречий в статусе ПСПЧ, который какие-то люди из Интернета для него "избрали", и президент Путин. По той простой причине, что он вовсе не думает подчиняться их рекомендациям. Первое заседание заново избранного ПСПЧ показало, что в глазах Путина это сборище властителей дум представляет собой демократическую комбинацию домашнего театра, схода просителей, что-то для себя вымаливающих, и PR-акции, которая оповещает страну и мир, что президенту России можно высказать в глаза самые горькие истины и не понести за это ни малейшего наказания.


Елена Масюк совершенно свободно, хотя и в очень почтительном, даже извиняющемся тоне покритиковала новопринятый закон о клевете. Ирина Хакамада – законопроект об оскорблении чувств верующих. Глава государства сочувственно кивал и по-отечески обращался к дамам-правдолюбицам: "Лена", "Ира"… Они не возражали.


Леонид Парфенов очередной раз повторил свою шутку про показ высшей власти в федеральном телеэфире: "Предстает дорогим покойником, про которого или ничего, или хорошее". Шутка, собственно, неудачная — ведь если бы какой-нибудь федеральный канал и в самом деле дерзнул денек-другой не говорить о высшей власти "ничего", то был бы строго наказан за крамольный образ мыслей. Но все же Парфенов, удачно или нет, шутит прямо у Путина за столом. Разве в прежние времена, за столом у Сталина или хоть у Брежнева, позволялось подшучивать над советской властью? В этом смысле PR-задача успешно решена.


Правда, другие эпизоды этого же мероприятия навели на воспоминания иного рода. Даже на анекдоты. Такой вот, к примеру. Товарищу Сталину говорят: "Товарищ Сталин, тут одному писателю не дали сталинскую премию. Так он теперь плачет день и ночь". Сталин: "А что, в самом деле, очень хочет?" — "Ну, очень хочет, товарищ Сталин". – "Очень просит?" — "Ну, очень просит, товарищ Сталин". – "Так дайте ему премию".


А теперь не анекдот, а заседание ПСПЧ. Кто-то напоминает Путину, что правозащитник Александр Брод ну очень просился в президентский Совет. Брод, кажется, даже голодал несколько часов, а его все равно не взяли. Путин: "Что касается господина Брода… Мы его не включали, да? Давайте включим". Счастливый Брод! Он будет есть, он не будет плакать. Милое мероприятие, не правда ли? Хотя и слишком затянутое и недостаточно сценичное.


Общественная ценность ПСПЧ равна нулю, но членство в нем весьма ценно для тех, кто имеет какие-либо интересы или просто обожает быть при должности. С такими все понятно. Непонятно, что там делают люди другого класса (а их не так мало) – те, кто и без придворного чина вполне самодостаточен. Тот же Парфенов, например. Он потом долго объяснял любопытствующим, зачем туда вступил. Но ведь умный человек все что угодно сумеет объяснить, было бы желание. Глубинные же мотивы крупнейшего нашего деятеля телекультуры, который еще весной участвовал в протестных акциях и даже входил в какие-то тогдашние оппозиционные оргструктуры, так и остались тайной.


Мотивы членов оппозиционного совета более понятны. КСО почти сплошь составлен из активистов московских протестных акций. Когда эти акции были на подъеме, активисты чувствовали себя на гребне волны. Упрекать их в том, что волна отхлынула, несправедливо (хотя и модно) — эта волна и должна была отхлынуть на какое-то время. Упрекать надо в другом. В том, что выдают себя за тех, кем не являются. Что застолбили место избранных народом вождей оппозиции. А этого места пока еще вообще нет в нашей стране. КСО – симуляция, обеспечивающая своих членов псевдодолжностями и некоторой шумихой, которая обратится против них же, когда станет ясно, что эта структура недееспособна.


А по сути, это ясно уже сейчас, после двух заседаний КСО, из которых первое закончилось ничем, а второе, шестичасовое, даже еще более долгое, чем мероприятие у Путина, показало, что оппозиционный совет – это просто оргкомитет традиционного протестного шествия в Москве.


Стоило с такой помпой, обилием зрелищ и интриг выбирать общероссийское оппозиционное руководство, чтобы оно после месяца с лишним упорных трудов выдало свою первую политическую продукцию: назначило на 15 декабря шествие в честь годовщины прошлогодних митингов. Митингов, состоявшихся, надо помнить, вовсе не по сигналу оппозиционных вождей, а по воле масс, почти стихийно, и именно поэтому так испугавших в тот момент власти. В декабре 11-го все было предельно наивно по лозунгам, да еще и преждевременно по политическому календарю, но зато от души. А сегодня это просто юбилейный ритуал. У нас ведь граждане всех воззрений обожают юбилеи. Юбилеи заменяют события.


В скобках надо заметить, что предстоящее шествие – это ритуал бессмысленный. Нигде и никогда марши, проведенные в согласованном месте и строго по регламенту, власть не меняли и даже не колебали. Но ведь заниматься тем, что сегодня по силам – защищать в меру возможностей политзаключенных, учиться делать политику, да и просто жить общей жизнью с рядовыми людьми – этого как-то мало. Это не на уровне вчерашнего великого прошлого. Замах должен быть на рубль, даже если удар заведомо получится на копейку.


Вот такие у нас два совета – казенный симулякр гражданского общества и антиказенный, но тоже симулякр. Советы совершенно бесполезные. Но других наше общество, никак не желающее выйти из мира обманов и имитаций, сегодня и не заслуживает.


Сергей Шелин


Перейти на страницу автора


Просмотров: 278


Комментариев: 0
 bur_grey_up
Праздникиbur_grey_up
О компании О проекте Источники новостей Предложить ленту Реклама на сайте Реклама в газете Контакты Наши партнеры
Портал ivest.kz - база частных объявлений газеты «Информ Вест», справочник предприятий городов Казахстана и России, новости, недвижимость, электронные версии ряда изданий, сборник кулинарных рецептов. Все замечания и предложения принимаются на info@ivest.kz.
Использование данного веб-портала подразумевает ваше согласие с Правилами пользования.
© 2000-2019 «Информ Вест»