Правила пользования

«Георгий Бовт о том, можно ли построить общество без эксцессов в одной стране»

Дата: 29.10.18 в 12:33
Мобильная версия Шрифт

Первая реакция на трагедию в Керчи уже есть: надо ужесточить, запретить и отрегулировать. Мы привыкли так реагировать. И не только мы. Человек ищет сначала простые, быстрые и очевидные решения. И лишь потом начинает (если начинает) думать над решениями менее очевидными, но более системными. При этом веря, что может решить любую проблему раз и навсегда. А так не бывает. У нас же особенно люди думают не столько о том, как рискнуть и использовать новые возможности, сколько о том, как бы поостеречься и поберечься. Притом по большей части старается по этой части родное государство.

Самое очевидное предложение – ужесточить оборот оружия. Так многие и в Америке реагируют после очередной подобной трагедии. Америка при этом держит уверенно первое место в мире по числу «массовых расстрелов». Ужесточения там так и не произошло.

Реклама

Общество расколото на тех, кто считает, что надо ограничить право на свободное владение оружием (оно закреплено в Конституции), и тех, кто полагает, что самое верное средство бороться вооруженной преступностью «плохих парней с пистолетами» – это «хорошие парни с пистолетами». Массовые расстрелы не прекратились. С другой стороны, число убийств в Америке на 100 тыс. населения меньше, чем во многих странах, где свободное владение оружием запрещено. Например, в Британии с оружием строго, а убийств и преступлений больше, чем в Штатах на 100 тыс. населения. В том числе намного меньше в Америке убийств, чем в России. Где убивают ближних с помощью других предметов. Все не запретишь.

После одного такого расстрела в школе еще в конце 90-х (вопреки распространенному представлению, это была не первая такая трагедия в Америке, были аналогичные случаи в 20-х и 60-х годах ХХ века) много чего было сделано как раз в учебных заведениях. Где-то появилась охрана, где-то пропускная система, в очень небольшом числе заведений – металлодетекторы (в ничтожном меньшинстве, впрочем, потому как решили, что школа должна все же отличаться от тюрьмы). Прекратились ли массовые расстрелы? Нет. Хотя именно в учебных заведениях – почти прекратились. И хотя каждый подобный случай всякий раз поднимает вопрос об ужесточении владения огнестрелом, мировая статистика всякий раз свидетельствует в пользу сторонников концепции «вооруженного населения».

Там, где владение оружием разрешено, число преступлений с использованием легально зарегистрированного ничтожно. Росляков из Керчи со своим зарегистрированным ружьем, увы, попал в эту статистику. В тех странах, где существовал запрет, а потом произошла либерализация законодательства, практически везде был отмечен резкий спад насильственных преступлений против личности.

Идет ли речь о странах Балтии или Молдавии, или некоторых восточноевропейских. Кстати, преступления с использованием легального огнестрела в России – доли процента. Но поскольку всякий раз – особенно в случае массовых убийств – они обретают широкий резонанс, то общество все же не вполне адекватно оценивает данную угрозу. Статистическая вероятность быть убитым и покалеченным в пьяной драке в нашей стране в десятки, а то и сотни раз выше, чем пострадать от рук «стрелка-психопата». Однако по поводу пьяных драк нет информационного «хайпа», если только это не Кокорин с Мамаевым нападут на госчиновника.

Лишь одна страна выпадает из общего ряда – это Венесуэла. Только там после легализации огнестрела для населения (еще при Уго Чавесе) произошел резкий всплеск насильственной преступности с его использованием. Те, кто выступают за сохранение запрета огнестрельного оружия самообороны в России (речь и короткостволе), полагают, что россияне – во многом «венесуэльцы». И менее достойны права на оружие, чем, скажем, молдаване, финны или эстонцы.

Новости smi2.ru

На самом деле, тут сказывается советский опыт и менталитет тех же полицейско-милицейских начальников, которые наиболее яростно выступают против свободного владения короткоствольным оружием самообороны для россиян.

Согласно «советской модели», вооруженный народ – опасен, ибо он более свободен. Поэтому перво-наперво именно советская власть и запретила «вооружение народа» (в 30-е годы всерьез думали о запрете и охотничьего оружия), на практике существовавшее на массовом уровне до 1917 года. Вот и сейчас каждый новый эксцесс является поводом для разговоров к «старой доброй советской традиции».

Кстати, об ужесточении. У нас ведь не так давно была создана очередная силовая структура — Росгвардия. В обязанности которой в числе прочего было вменено наладить учет и контроль (то есть ужесточить) за оборотом оружия. Можно ли сказать, что керченский случай перечеркнул все эти усилия? Или же признать, что эксцессы неизбежны в современном обществе и все предотвратить невозможно?

В МВД России предлагают пойти еще дальше и поставить датчики слежения за оружием на каждый «ствол», как устанавливают GPS-трекеры, способные подавать сигналы SOS, на автомобили. С точки зрения освоения средств, этот проект, конечно, интересен. Предполагается, что силовики смогут отследить передвижения оружия и, если оно приближается к «местам массового скопления людей», высылать наряд милиции или как-то иным образом упреждать преступления. Послать замышляющему недоброе, скажем СМС – мол, «мы следим за тобой»? Вряд ли такое СМС вразумит очередного «керченского стрелка».

Практическое претворение такого плана вряд ли будет эффективным. Надо создавать специальную службу слежения за «стволами» в режиме 7/24. Создать очередную службу – это у нас запросто. Но главное, что надо еще будет добиться от нее моментального реагирования на малейшие нарушения регламента владения оружием. Может, сначала добиться строгого соблюдения регламента по реагированию на сигналы о правонарушениях со стороны уже существующей полиции? Как будут отличать ложные срабатывания от не ложных? К тому же любой угонщик авто знает, как «заглушить» или обезвредить GPS-трекер на автомобиле. Что помешает сделать то же на оружии?

Впрочем, оснащение маркировкой, трекерами и прочими «учетно- контрольными» функциям все большего числа вполне мирной продукции – это с недавних пор повальная российская мода.

Кстати, кто-нибудь прогнозирует, как будет работать эта система тотального контроля и маркировки в условиях торжества «интернета вещей»? Она гарантированно не выйдет из-под контроля? Она надежно защищена от хакерских атак, которые могут привести к масштабным, а то и катастрофическим последствиям?%

Идея оснастить трекерами каждый «ствол» изучалась несколько лет назад, кстати, в той же Америке. Там предлагали идти дальше и снабдить такие трекеры способностью обезвреживать оружие по команде, отданной дистанционно. Оценка суммарной стоимости проекта превысила миллиард долларов. К однозначной оценке эффективности не пришли, и пока от затеи отказались. Как и от затеи тотально оснастить каждый «ствол» датчиками отпечатков пальцев, как какой-нибудь айфон, чтобы пользоваться таким оружием мог только законно зарегистрированный владелец.

Во-первых, число «законно зарегистрированных» владельцев и «стволов» сразу резко возросло бы, ведь тогда в одной семье каждый ее член для самообороны должен был бы приобрести себе по пистолету. Во-вторых, те же «массовые расстрелы» сплошь и рядом совершают с помощью легально приобретенного оружия. Это лишь один из примеров того, как кажущееся самым простым решение не является самым верным и эффективным. Потому что проблема, как было сказано, «не в сортирах, а в головах», — она не в отсутствии датчика на огнестреле, а в голове у стреляющего. Как и в случае с «керченским стрелком». В-третьих, исчерпывающе предусмотреть все нештатные ситуации невозможно. Запретить появляться «вблизи мест массового скопления людей», как предлагается, это не критерий (например, в случае законной перевозки).

У нас после трагедии в Керчи пытаются придумать какие-то меры, которые никак не связаны с тем, что «щелкнуло» в голове конкретного студента колледжа Рослякова. Задним числом изучают его аккаунты в соцсетях, круг знакомств, отношения в семье. Где, кто в какой момент проморгал проявления определенных странностей. А если бы не проморгал? То что? Надо было написать донос в полицию? Мол, сигнализирую: сосед подозрительно замкнут, мать его религиозна, друзей мало или нет, примите меры. И? Вы себе представляете общество, где каждый начнет стучать на «подозрительное психологически» поведение человека?

Есть еще школьные психологи.

Они, по идее, должны замечать нарушения в поведения детей и подростков и сигнализировать. Для начала родителям. А дальше кому и как? И какие должны приниматься меры, кроме вызова родителей в школу? Да еще так, чтобы это, на фоне кафкианской бумажной отчетности школ, не повлияло на показатели перед контролирующими чиновниками.

Психология – тонкая штука. И в нашей стране сильно не модная. Большинство наших сограждан не считают психологические и даже психические отклонения от некоей «нормы» (еще бы и знать, что такое норма) заболеванием, с которым следует обратиться к специалисту. Система психологической помощи – скорее профанация. Если туда и обратиться, то чаще всего посоветуют больше бывать на свежем воздухе, меньше работать и больше отдыхать. Ну и попить успокоительных, — это уже продвинутый уровень.

Обращения к детским психологам в последнее время стали практиковать наиболее образованные родители, однако большинство по-прежнему по-простецки исходят из того, что просто надо пережить подростковый возраст, а если совсем просто – то «чаще пороть надо». Вопросы взаимосвязи эксцессами и половым созреванием и гормональным всплеском вообще ханжески чаще всего игнорируются. Как и многие другие проблемы с «сексуальным подтекстом». Может, того «керченского стрелка» надо было сперва к «доктору Фрейду» сводить?

Кстати, средняя зарплата школьного психолога в России – от 9 до 12 тысяч рублей в месяц. Это самый низкий уровень среди тех, кто работает с детьми. На таком же уровне – психологи в детских садах. Какого результат мы ждем от таких специалистов?

Мне кажется, что куда полезнее – и системнее – было бы обсудить идею запрета (если уж нам так нравится запрещать) пользования смартфонами в школах и учебных заведениях на все время пребывания там. Как во Франции. Поскольку давно установлено, что чрезмерное «зависание» в интернете и соцсетях наносит совершено определенный вред психике и умственному развитию. Снижается уровень восприятия и концентрация внимания, повышается нервозность, имеется четкая корреляция между временем, проведенным в виртуальном пространстве, и депрессивными синдромами. Это куда интереснее, чем оснащать трекерами каждый «ствол».

Хотя, конечно, монетизация такого проекта для конкретных интересантов менее очевидна. Она, впрочем, есть: оборудование местами хранения телефонов каждой школы. Огромный нацпроект, по сути. Может, кто из олигархов заинтересуется?

Вообще самое простое и эффективное в случае любой трагедии – это успокоиться и подумать, где были нарушены уже имеющиеся правила и как сделать так, чтобы они не нарушались впредь. А не изобретать нервически новые запреты. А то ведь все превращается в пошлую кампанейщину.

Вот, к примеру, после пожара в «Зимней вишне» в Кемерове прошли массовые проверки торговых центров. А после пожара в клубе «Хромая лошадь» — массовые проверки в клубах. А после пожаров в домах престарелых – в домах престарелых. И так во всем. Кого-то временно закрыли, кого-то оштрафовали. И что дальше? Какие изменения внесены в регламенты работы МЧС? Какие нормы приема зданий в эксплуатацию поправлены? В домах престарелых теперь полный порядок во всем? А если все нормативы остались прежними, то, может, речь просто о коррупции? С которой отдельными проверками не справишься. Это совершенно другие системные и институциональные решения.

Или вот звучат такие «системные предложения». Нагрузить молодежь патриотизмом. О патриотическом воспитании (а может быть антипатриотическое воспитание на уровне государства?) говорят как чуть ли не о панацее от всех бед современности. Послушаешь таких «патриотов» — так весь современный мир – это одна сплошная беда, и надо всем вернуться в пещеры или скиты.

Простите за цинизм, но как рассказы о Великой Отечественной войне, героических страницах прошлого и промывание мозгов на тему современной политики помогут избежать гормональных всплесков «трудных подростков»? Как поправят им психику? Как избавят от депрессивности некоторых? Особенно в условиях отсутствия социального оптимизма и росте тревожных ожиданий от будущего на массовом уровне.

Как военно-патриотические игры «вылечат» подростковую жестокость? Как проповеди батюшек в рамках соответствующего школьного курса помогут ориентироваться в сложном современном мире и найти свою дорогу в нем, если только не в монастырь? Наконец, почему «настоящий патриот» не может устроить массовый расстрел?

Кстати, в том же керченском колледже наверняка отчетность по части патриотического воспитания была в ажуре. Только вот как быть с тем, что, по всей видимости, этого Рослякова сверстники травили, а учителя своевременных мер не приняли? Притом, что подобная травля («bulling») в той же Америке не раз приводила как раз к аналогичным трагедиям.

Я еще понимаю, когда говорят, что надо загружать подростков спортом и занятиями в разных секциях, чтобы на дурь в голове уже сил не оставалось. Это понятная концепция. Но и тут есть опасность: перегрузки могут привести к стрессам. Как с стрессам может вообще привести повышающая конкурентность нашей жизни – страх, а вдруг ты не состоишься, останешься в нищете, не выбьешься в люди, навеки увязнешь на «малой родине», убогой и безнадежной.

Вся наша жизнь сегодня – один большой стресс. Почему не придумать большой нацпроект, как сделать ее спокойнее?

Чтобы не было ненависти и смакования насилия на телевидении? В том числе в политической и так называемой «патриотической» пропаганде. Чтобы мы возлюбили и зауважали друг друга. Можно, конечно, поставить датчик-трекер, он же предохранитель от гнева и насилия в каждую голову. Думаю, рано или поздно мы и к этому придем. Это будет апофеоз развития нашей «цифровой экономики», где невидимые нити от всех датчиков-трекеров-предохранителей ведут в один центр управления страной. Но, возможно, даже тогда не удастся достигнуть того, чтобы полностью и абсолютно предотвратить «неправильное поведение». Потому что человек слаб и порочен по самой своей природе. А если он перестает быть таковым, то это уже не человек, а андроид. Против природы не попрешь. Нет такого предохранителя.

Просмотров: 1147


Комментариев: 0
Праздникиbur_grey_up
О компании О проекте Источники новостей Предложить ленту Реклама на сайте Реклама в газете Контакты Наши партнеры
Портал ivest.kz - база частных объявлений газеты «Информ Вест», справочник предприятий городов Казахстана и России, новости, недвижимость, электронные версии ряда изданий, сборник кулинарных рецептов. Все замечания и предложения принимаются на info@ivest.kz.
Использование данного веб-портала подразумевает ваше согласие с Правилами пользования.
© 2000-2018 «Информ Вест»
Рейтинг@Mail.ru